История успеха Екатерины Верховой

1
Расскажите, как вы начинали писать, где впервые публиковали/выкладывали произведения?
До сегодняшнего дня — до момента ностальгии — я была искренне уверена, начинала с Самлиба. Именно оттуда «вышло» большинство моих коллег по перу. Сейчас же осознала, что моя литературная карьера началась несколькими месяцами ранее. С тематической группы ВК.

Именно там я разместила клич о том, что ищу первых читателей, чтобы разобраться тем ли я вообще занимаюсь. Именно благодаря группе «Женское фэнтези» (сейчас Women’s Fantasy) я обзавелась первыми бетами и познакомилась с Юлией Медведевой, которая почти пинком отправила меня в свободное плавание по миру сетературы.
2
Ваш путь к успеху был тяжелым? Почему?
Когда я в первый раз читала вопросы, нервно хихикнула над словосочетанием «Путь к успеху». Для меня слова «Верхова» и «успех» в одном предложении звучат непривычно, даже странно. Вероятно, когда находишься здесь и сейчас, перестаешь замечать, что многого добился.

Я не вижу этого успеха, но ощущаю необходимость прыгнуть на уровень выше — там, где, по моему мнению, настоящий успех. С другой стороны, если я не вижу успех — значит, не ощущаю путь. Это неправильно.

У меня семь изданных книг, еще три готовятся к печати. Почти все мои романы переведены и в аудио-формат, что тоже круто. Я несколько раз входила в состав профессионального жюри по конкурсам. До того в подобных конкурсах я побеждала.


Было ли это тяжело? Вероятно. Нервы, самобичевание, рефлексия — думаю, все творческие люди с этим сталкиваются. Было ли это легко? Сто процентов. Невероятное воодушевление, когда берешься за написание чего-то нового. Радость от побед, от общения с единомышленниками. Ощущение, будто находишься на своем месте.
3
Как вы учились писательству?
Де-юре, никак. У меня была пара курсов для свободного слушания на филфаке и журфаке МГУ, но там не учили писать, там учили читать и работать с информацией.

Читать я учусь начиная лет с семи, тетя подарила собрание приключений Алисы Селезневой, и пошло поехало. Мне кажется, именно с чтения и начинается обучение писательству. А перед этим — с правильно выбранной книги.

Потом у меня был Литературный клуб «Бумажный слон». Мне повезло попасть в административный состав и познакомиться с Ярославом Хотеевым и Анастасией Юриковой. Можно смело сказать, именно эти люди и стали моими первыми наставниками в мире самиздата.

Настя — редактор, корректор, филолог. Ярик — писатель, работами которого я восторгаюсь по сей день, основатель и папа-слон литературного сообщества, которое дало шикарный старт многим авторам. Мне очень повезло, что я попала в компанию к людям, которые разбирают тексты с трепетом, вниманием и профессионализмом. Восхождение по первой ступеньке профессионального роста был исключительно благодаря им.
4
Отправляли ли вы рукописи в издательство? Почему да/нет?
Да. Множество раз. Писательствовать я начала в 2014 году, издавать меня начали только в 2018 году.

И только сейчас я пришла к тому, что могу напрямую написать редактору что-то вроде: «Этот роман хорош для издания в бумаге. Вот синопсис, вот ссылка на электронную версию текста». И если роман действительно отвечает требованиям, то он издается.

Это был долгий путь — сейчас авторы могут достигнуть «легкого входа в издательство» многим быстрее.

Признаюсь, у меня был кризис веры в издательства, но после работы с Евгенией Харламовой (прим. редактор ЛитРес: Издательство) я вновь решила «бумаге быть». Кстати, именно она была выпускающим редактором у «Академии элитных магов», «Ведьмы и Некроманта» (роман написан в соавторстве с Анной Минаевой), именно она изначально рассматривала мои «Скандалы». Сейчас мы с Евгенией сотрудничаем по романам «Попаданка с характером» и «Драконий союз», которые совсем скоро выйдут в ЛитРес: Издательство.
Сразу же отвечу, в чем для меня смысл издания в бумаге:
Расширение аудитории. Еще не все перешли на онлайн-читалки, для многих важно «пощупать» историю.
Пиар. Большинство букблогеров предпочитают бумагу. Они рассказывают о книге своим подписчикам — те выбирают, где именно удобнее читать автора. На всяких выставках вроде ММКЯ тоже сложно засветиться с электронным текстом.
Статус (//самоощущение). Эта причина надуманная, я знаю очень многих авторов, которые намного успешнее меня и без бумажных публикаций. Но мне куда комфортнее осознавать себя публикующимся автором.
5
Расскажите о своих первых ощущениях, когда книги начали активно скачивать?
Мне не верилось, честно. Я до сих пор с трудом представляю количество людей, которые заинтересованы в моем творчестве.

Для того, чтобы хоть как-то визуализировать, я каждый раз представляю себе стадион и мысленно рассаживаю по трибунам n-число людей, которые читают мои книги в процессе написания или скачивают финальные версии текста.

Это вызывает и восторг, и страх. Страх от того, что я не оправдаю оказанное ими доверие. С восторгом, думаю, и так понятно.

6
Как сделать так, чтобы книга стала успешной и ее читали, на ваш взгляд?
Если бы я знала четкий ответ, то каждый мой роман был бы успешным. Но творческая профессия всегда связана с рисками. Я примерно представляю формулу, по которой можно сделать так, чтобы твой роман заметили, но она не будет работать с каждым произведением.

Очень важно понимать, кто ваша ЦА, какие книги, помимо вашей, ей могут нравиться. Не менее важно работать с аудиторией: отвечать на комментарии, возбуждать дискуссии.

Если разбирать более детально, то начинать следует с лица книги:

— Обложка
Если вы пишете суровый постап, вряд ли вашей аудитории понравятся розовые сердечки на обложке или страстно обнимающаяся парочка. Тут стоит разбираться, что именно зацепит вашего читателя. Просмотрите, какие обложки привлекают внимание у топовых авторов жанра.

— Аннотация
Я думаю, каждый автор слышал что-то вроде «аннотация должна быть цепляющей», при этом редко кто может объяснить, что это вообще значит. Лучше всех, на мой взгляд, тема отражена на канале ЛитРес: Самиздат.

От себя добавлю магическое словосочетание: ключевые слова. Копирайтинг — враг автору художественной литературы, но невероятный помощник в продвижении романа (в том числе, написании аннотации).

Не соглашусь лишь с одним. ЛитРес предлагает не брать в аннотацию отрывок из книги, но опыт наблюдения за более успешными коллегами подсказывает, что такие аннотации в тренде. Как правило, это диалог, который сохраняет интригу, знакомит с главными героями и вызывает острое желание узнать, что было дальше.

Я пока не рисковала пользоваться таким методом, но обязательно попробую. И да, лучшая аннотация 2021 года в моем личном рейтинге принадлежит Софье Ролдугиной к роману «Прочь из моей головы».

— Правильно расставленные жанры и теги
Тут, полагаю, все понятно. Правильно расставленные жанры и теги вообще четверть работы, поскольку сильно упрощают задачу читателю найти именно вашу книгу.

— Первая страница
Я люблю яркие и динамичные сцены в начале. Описание природы, каким бы значимым оно ни было для героев, вряд ли вызовет у меня интерес к дальнейшему чтению. К тому же, первые страницы должны быть максимально вылизаны: никаких ошибок, никаких спорных эпитетов, ничего лишнего и смещающего фокус внимания читателя.
Не забываем и про:
— прогрев интереса к книге до публикации (в этом помогут соцсети. Цитаты, отрывки, обложка)
— прогрев интереса к книге в момент выхода (розыгрыши, викторины)
— таргет (необязательно, но полезно)
— посты в личную и тематические группы
— общение с букблогерами (эти книжные феи всегда помогут с рекламой романа)
— общение с коллегами (подскажут какие-то интересные фишки для продвижения)
И да, если вы начинающий автор, не бойтесь браться за что-то новое. Боязнь белого листа — это психологическая фишка, которая относится не только к написанию начала романа. Старайтесь не оглядываться на коллег, у которых уже давно есть своя база подписчиков в соцсетях, не сравнивайте себя с ними.
7
Для вас самое главное в книге — это…
Жизнь. Странно, да? Это такая штука, которой невозможно научиться. Драйв, особая энергия, талант, если угодно. Она есть и у автора, который толком не научился расставлять запятые (это дело наживное, приходит с опытом и желанием. В этом может помочь корректор). Но вот наделить текст жизнью…


8
Нужен ли автору личный бренд? Почему?
Нужен. Мне очень импонирует, что мы вернулись к идее следовать за персоной, а не за идеологией. Мне нравятся интересные люди, нравится их слушать, какой бы продукт они ни создавали — стихи, прозу, кино или шаурму.

Тут же хочу процитировать Филипа Котлера:

«Самое важное понятие в маркетинге — понятие бренда. Если вы не бренд — вы не существуете. Кто же вы тогда? Вы — обычный товар».
Филип Котлер
Уверена, что на вебинаре ЛитРес: Самиздат очень много об этом говорится. Пока что я только начинаю работать над личным брендом, и уже вижу первые маленькие успехи в этом вопросе. Хочется рассказать о личных кейсах, которые натолкнули меня на мысль о важности личного бренда:
История № 1
Я уже пару месяцев пытаюсь вести соцсети. Публикую сториз, участвую в марафонах, оформляю полноценные посты. Рассказываю не столько о творчестве, сколько о себе в мире.

Как правило, в моих постах есть упоминания совсем свежих историй, куда реже — старых. Вроде «Виттории», «Академии Лакрес» или «Истинной чаровницы» — то, что было на самом старте моего творческого пути. И уже несколько раз происходило так, что мне в ответ на сториз прилетало что-то вроде «Так это ваша история?! Я даже не сопоставляла!».

О чем это говорит?

О том, что в эпоху перенасыщения рынка сетературы и жанровой литературы, читатели все реже запоминают имя автора. Они запоминают обложку (визуал), иногда название (если оно яркое и сочное), но реже — аннотацию.

Как это исправлять?

Вызывать ассоциацию всех романов с моим именем. Сделать так, чтобы мое имя в целом легко запоминалось (пожалуй, когда-то я выбрала сравнительно удачный псевдоним для того, чтобы запомниться). Возможно, чуть больше уделять время рассказам о том, как я подхожу к процессу создания истории: что помимо творчества у меня происходит в жизни, что наталкивает на ту или иную идею. Наверное, есть смысл умеренно «обнажиться» для того, чтобы быть интересной.
История № 2
У меня был жуткий кризис. Я не заходила в соцсети полгода, я не писала девять месяцев, я полностью пропала с радаров. После возвращения было максимально сложно раскрутиться. Почти заново.

Согласитесь, фанаты всегда придут на Звездную или Громыко, даже если они на год-два-три уйдут в отпуск. Но мало кто придет на Катю Верхову, даже если она написала идентичное количество романов, но недостаточно много времени работала с аудиторией и «запоминалась». Катя Верхова — автор, среди прочих, к ней на романы приходили по алгоритму, по названию, по виджетам, по рекламе, реже — по имени автора.

Сейчас же я хочу приложить все усилия, чтобы больше людей приходили не на товар, а на бренд. С пониманием, что от меня стоит ждать или не ждать, с желанием читать именно мои книги, а не «одну из книг жанра».
9
Автор должен сам продвигать себя, или это все же забота издательства/платформы?
Мне хочется жить в мире розовых пони, в котором автор только пишет и ничем больше не занимается. По факту же любой автор, который вышел в коммерческий прокат — и чтец, и жнец, и на дуде игрец (и юрист, и бухгалтер, и бизнес-ассистент, и smm-маркетолог, и… Мы умеем все по чуть-чуть. Или мы знаем, кому предложить кэш за то, чтобы нам помогли).

Но тут я не могу не заметить, что многие платформы предлагают помощь по продвижению. Комфортнее всего мне работать в этом вопросе именно с ЛитРес.
10
Одна из самых важных мыслей, которую я несу на своем творческом пути
Всегда помните, с чего все начиналось. Каждый человек, протянувший вам руку помощи в начале или середине творческого пути важен. Каждое слово поддержки играет значение. Именно потому в моих ответах часто звучали фамилии тех людей, которые как-то по-особенному помогли. На самом деле, их еще больше.

Вы — это не только сюжеты и персонажи, вы — это еще и ваши читатели, издатели, редакторы, корректоры, даже хейтеры.


Была ли данная статья полезна для Вас?

Другие статьи в нашем блоге: