Николай Ободников — о писательском труде и победе в конкурсе «Со слов очевидцев»

«Автор должен быть и мечтателем, и немножко сумасшедшим». Победитель конкурса «Со слов очевидцев» в номинации «Лучший триллер» рассказал о непростом творческом пути и своей миссии. А еще поделился секретами создания атмосферных детективов и ужасов.

Расскажите о начале творческого пути

Любой из нас в нежном возрасте пытается творить. У меня это были стишки и неумелая попытка переработать на свой лад один эпизод «Девочки с Земли». А еще я пытался рисовать комиксы. В общем, имел страстную потребность делать что-то этакое. Это вылилось в рассказы (ужастики), которые я сочинял на ходу, чтобы развлечь себя и других ребят.

В конце 5-го курса произошло кое-что занятное. Я встретил девушку, которую никогда раньше не видел, но почему-то знал глубинной памятью. Она поведала абсолютно невероятную историю, напугавшую меня до чертиков и согласно которой я когда-нибудь начну писать книги. Так и случилось.

Он был тяжелым?

Да, безусловно. Я не из тех счастливчиков, кто научился писать, не истекая при этом кровью. Много было критики. Иногда просто безумной. Вроде того, что я — позор семьи и юриспруденции. Чтобы перебороть это, пришлось научиться отделять зерна от плевел. Более того, бороться приходилось одному. Никто не подставлял плечо и не говорил: «Вот так, приятель, молодец. Поднажми — и все получится».

Вдобавок мне пришлось буквально вытягивать себя из болота неграмотности, чтобы текст не напоминал сырую картошку неправильной формы. Я постоянно заглядывал в словари и штудировал справочники Лопатина и Розенталя. Бесконечно проходил упражнения на Грамота.ру. Так продолжалось довольно долго. Зато теперь я редко обращаюсь к специализированной литературе.

Вы учились писательству?

Я был бы счастлив поучиться этому, но свою школу писательства я прошел самостоятельно. Каждую книгу рассматривал в качестве учебника, а это порой мешало удовольствию от чтения, особенно в первое время. Я читал лучшее, что мог найти: «Повелитель мух», «Над пропастью во ржи» и т. д. Даже взялся «штудировать» все, что написали Стивен Кинг и Клайв Баркер. Читал в хронологическом порядке: хотел понять, как развивалась их мысль.

Поэтому я самоучка. Наверное, это относится к любому автору. Какие бы курсы писательского мастерства мы ни посещали, творить все равно приходится самим. Господи, как же я мечтаю о машинке, которая бы превращала мысли в текст!

Публиковали ли произведения? Отправляли в издательства?

Я публиковал произведения на Author. Today, Литмаркете, Ridero и, собственно, Литрес Самиздат. Сконцентрировался именно на Литрес. Почему? Потому что вы лучшие, ребята. И никто не просил меня так говорить. Это личное мнение.

Я отправлял рукописи в издательства. Иногда мне отвечали. Не так сложно написать «ОТКЛОНЕНО», согласитесь? Чаще всего молчали. Это как раз тот случай, когда закаляется внутренний стержень. Тут либо опускаешь руки, либо вскидываешь их, рычишь и продолжаешь работать. Мне некого винить в отказах. Недостаточно опубликовать книгу в Интернете и просто ждать успеха. В те времена мои тексты можно было подавать с кровью — настолько они были сырыми.

У вас как у автора есть миссия?

Никогда об этом не думал. Обладай я знанием, как написать книгу, которая бы разом прекратила все беды, люди уже мчались бы к отделу «Выручи себя и мир». Наверное, все дело в желании рассказывать интересные истории, помогать другим оторваться от повседневности.
Как говорил старина Кинг: «Писатели ужасов — это агенты нормы». Они показывают нечто запрещенное и опасное, призывая не переступать черту, за которой начинаются проблемы. К примеру, не садиться в машину к незнакомцу, вовремя сдавать книги в библиотеку, чтобы не нагрянула Библиотечная полиция, и ни в коем случае не заглядывать в канализацию, из которой доносится: «Мы здесь все летаем, Джорджи».
Если смотреть в этом ключе, то да — у меня есть миссия: напоминать читателю, что нужно держаться нормы.

Что для вас успех? Вы пришли к нему, или цель пока впереди?

Наверное, успех — это когда говорят: «Черт, это было круто! А что еще есть у этого парня?» Полагаю, каждый автор ожидает подобного. Не просто славы и денег, а заслуженного признания. Именно заслуженного. И я в этих рядах: работаю не покладая рук, чтобы однажды кто-нибудь, потрясенный до глубины души, со сверкающими глазами подошел ко мне и признался в любви.

Простите, я не смог подобрать лучшего слова. Или не захотел. Кто знает. Могу сказать одно: я верю в это и улыбаюсь. Так что моя цель еще впереди.

Расскажите о первых ощущениях, когда книги начали активно скачивать

Это было чертовски приятно! Наверное, еще я испытал умиротворение. Знаете, бывает, когда тебя за спиной кто-то ругает, а ты это чувствуешь. Так вот, эти скачивания — ровно наоборот. Даже если тебя прямо не похвалили и не оставили отзыв, ты все равно знаешь, что есть люди, смотрящие в твою сторону.

Вы участвовали во многих литературных конкурсах. Почему? В чем плюсы конкурсов, на ваш взгляд?

В 2012 году «Нинтендо» разыгрывала новейшую игровую консоль «WiiU». Как геймер, я не мог пропустить такое событие. Участникам предлагалось написать небольшой текст о том, почему именно он должен получить заветный девайс. Я выдал зарисовку, в которой выживший в зомби-апокалипсисе транслировал по радио бессвязное бормотание. Победил. Но вместе с новой игровой консолью я получил кучу упреков от других участников в том, что я «слизал» зарисовку у Стивена Кинга. Хотя на тот момент я прочитал всего одну его книгу, «Долгую прогулку».

К сожалению, тогда у меня не хватило мозгов понять, что я получил лучшую похвалу. Вместо этого разобиделся на все конкурсы в мире. А потом просто перерос это и начал наверстывать упущенное.
Конкурсы — это наиболее легкий и эффективный способ заявить о себе. Даже если это конкурс рассказов, а требования к жанру далеки от личных предпочтений, не стоит игнорировать эту возможность. К тому же это отличная школа дисциплины. Меня они научили правильно распределять время и работать систематически. Есть цель, есть срок — так что вперед.

Что изменилось после победы в конкурсе «Со слов очевидцев»?

  • Я заработал замечательную плашку на обложку «Сирен Амая», своей конкурсной работы. С ней я ощутил себя… серьезнее, что ли. Сейчас этого не видно, но я смеюсь.

  • Немного успокоился, т. к. получил еще одно подтверждение, что я научился чему-то.

  • Конкурсной работой заинтересовалось крупное издательство. Так что есть шанс, что «Сирены Амая» выйдут в одной из бумажных серий.

«Сирены Амая» Н. Ободников

Как создать нужную атмосферу в триллерах, ужасах и мистике? Поделитесь секретами

Вот вам один секрет. Точнее, полнейшая глупость, которую я как-то провернул (на тот момент мне казалось по-другому). Мне нужно было описать состояние человека, застрявшего в темноте, и я не придумал ничего лучше, кроме как запереться в ванной комнате без света. Что ж, это было… довольно страшно. Перед глазами ползли зеленые ленты, а к спине как будто привалился кто-то влажный. Эти ощущения я и использовал.
А если серьезно, то атмосфера складывается из мелочей и образов — этакой угрожающей неясности. К примеру, берем обычную автобусную остановку и лепим куда-нибудь малопонятную фразу. Допустим, такую: «ДА БУДЕТ РАСПЯТ КАЖДЫЙ ПЯТЫЙ ФИЛИСТИМЛЯНИН». Персонаж, только что сошедший с подножки автобуса, начинает испытывать беспокойство. Почему? Потому что он отметил, что вышел пятым, а еще потому, что понятия не имеет, кто такой этот «филистимлянин».
Если в сюжете присутствует место, пропитанное злом, то обращаемся к различным крошечным зарисовкам. Те же волны, касающиеся крыла мертвой чайки, распластавшейся на камнях, запросто подарят холодный поцелуй.

Должно складываться впечатление, что грядет что-то страшное, необычное. Тут помогут и диковатые взгляды местных, и личности, скрывающиеся за чердачными окнами, и загадочное поведение животных, и природные аномалии. В такие моменты лучше довериться внутреннему «ужасту», и он обязательно притащит на бумагу какого-нибудь пса, отгрызающего себе лапу без видимой на то причины.
Настроение должно чувствоваться, а не прямо сообщаться.

Вы проникаетесь атмосферой собственных произведений? Вам бывает страшно?

Сколько себя помню, меня постоянно терзали ночные кошмары. Так что о страхе я знаю не понаслышке: то улетал в небо, то терял близких, то становился жертвой оживших мертвецов. Я придерживаюсь такой философии: если я не вызвал мурашки у себя, то у читателя и подавно не смогу. Чтобы набросать жути, сперва приходится пропустить ее через себя. Разряд за разрядом. Волну за волной. И так до тех пор, пока мы оба, читатель и я, не посмотрим друг на друга и одновременно не промолвим: «Господи Иисусе, что это было?»
Автор должен быть и мечтателем, и немножко сумасшедшим.

Какой главный писательский прием вы для себя открыли?

Были времена, когда я буквально избивал каждый эпизод произведения: писал и переписывал, писал и редактировал, никуда не двигаясь. И так до тех пор, пока, по моему разумению, не оставался готовый кусок текста. Это ужасно удручало. Я не чувствовал прогресса, персонажи становились плоскими, диалоги забывались.
  • Я попробовал писать сплошняком, изображая этакий товарняк, несущийся на всех парах к конечной станции. Писал эпизод и сразу садился за следующий. Если обнаруживал необходимость в какой-то важной правке, то просто делал пометку и мчался дальше.
  • Еще у меня есть цифры из кубиков лего. Я меняю их, когда получаю прирост в тысячах написанных знаков. Так прогресс видим и ощутим. К слову, именно так, сплошняком, я и сотворил «Лиллехейм. Волчий ветер» и «Сирены Амая».
  • Когда черновик готов, я вычитываю и перетряхиваю его не менее 6 раз. Из этих подходов обязательно один раз читаю все вслух и один раз — с экрана электронной книги. Смотрю, что подскажут звучание и заменитель бумаги.
  • И конечно же, всеми силами стараюсь делать норму в 2000 слов в день. По выходным, если устаю, обхожусь 1000.

Должен ли автор сам себя продвигать, или это забота платформы?

Хочет автор или не хочет, ему придется заявлять о себе. Идеальный вариант — работа автора и платформы в тандеме. (О том, как добавить книгу в Литрес, написано здесь.) Но автор должен быть настроен серьезно. Можно и нужно предлагать текст на обзор в тематические группы или блогерам, участвовать в конкурсах. Греметь, в конце концов, пока есть чем греметь. Реклама — двигатель торговли. А все мы рассчитываем, что наши книги будут именно продаваться, а не пылиться где-нибудь на полках, верно?

Какие функции, услуги Литрес Самиздат помогли вам?

Я заказывал тиражи книг и распространял их среди друзей и близких. Это особенно удобно для продвижения, когда, к примеру, нужный блогер не читает электронные версии, но всегда готов употребить бумагу.

Также очень полезными нахожу статьи. Мне помогла статья «Делаем книжные иллюстрации в нейросетях», в которой digital-авторы Литрес делились опытом. Благодаря этому материалу я вспомнил, что такая вещь вообще существует. Как результат, сотворил отличную обложку для «Сирен Амая», победивших в конкурсе «Со слов очевидцев».

Что бы вы посоветовали начинающим авторам? Как поверить в себя?

Дорожите временем. Это ваш главный ресурс. Когда надо — отдыхайте, но не прекращайте писать и читать. Составьте себе список лучшего из жанра, в котором стремитесь творить, — изучите и проработайте его. Мечтайте и сходите с ума на страницах своих произведений. И обязательно пробуйте силы в литературных конкурсах. Будет страшно. Но кто-то сказал: «Если вы испытываете страх перед новым начинанием, значит, вы все делаете правильно».

А теперь возьмите меня за руку и сделайте свой первый шаг. Возможно, вы — будущий Пауло Коэльо или новая Джоан Роулинг. Я счастлив знакомству с вами.

Смотрите, я уже верю в вас. А значит, сможете и вы.
Николай Ободников,
автор триллеров, ужасов, мистики
Группа «ВКонтакте»: https://vk.com/id156238103
Страница на Литрес: https://www.litres.ru/author/nikolay-obodnikov/

Купить книги автора:

Была ли данная статья полезна для Вас?

Другие статьи в нашем блоге: